Уголовное право - Форум Канала юристы


Уважаемые пользователи и гости форума!

На юридическом форуме Канала юристы Вы можете получить бесплатную юридическую консультацию онлайн, а так же помощь в решении задач по праву.
Задайте свой вопрос нашим юристам и Вам обязательно помогут!

Также Вы можете скачать любую юридическую литературу на нашем сайте Канал Юристы

Текущее время: Вс июн 24, 2018 3:34 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Преступления против порядка управления.
СообщениеДобавлено: Ср окт 31, 2012 4:41 am 
Не в сети
Пользователь

Зарегистрирован: Ср окт 31, 2012 4:33 am
Сообщений: 1
Подскажите пожалуйста возможно-ли примирение с освобождением от уголовной ответственности по ч.1 ст. 318?


Вернуться наверх
 Профиль Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Преступления против порядка управления.
СообщениеДобавлено: Ср окт 31, 2012 9:21 am 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вс мар 22, 2009 2:57 am
Сообщений: 459
 Освобождение от ответственности за примирением обвиняемого с потерпевшим по ч. 1 ст. 318 УК РФ
В настоящее время применение насилия в отношении представителя власти, в первую очередь в отношении сотрудников МВД, если верить статистике, приобрело распространенный характер.

Не будем рассматривать случаи фальсификации таких нападений самими милиционерами для оправдания собственных незаконных действий или для незаконного воздействия на лицо, привлекаемое к уголовной ответственности за иное преступление, такие факты известны многим адвокатам. Нападают на милиционеров и просто в силу повсеместного умаления авторитета милиции.

Корни увеличения числа таких преступлений лежат в неуважительном поведении сотрудников, их низком образовательном цензе, лексической распущенности и пренебрежению к законам, которые они призваны защищать. Все это ставит сотрудника на одну доску с правонарушителем, который психологически перестает понимать разницу между собой и представителем государства. а потому особенно находясь в состоянии опьянения действует при столкновении с представителем власти, так же как с собутыльниками у пивного ларька.

В результате совершения вышеназванного преступления не слишком социальноопасный дебошир попадает в места лишения свободы, в которых его социальная опасность с большой долей вероятности только возрастет.

В этой связи представляется целесообразным разобраться в юридической допустимости примирения между правонарушителем и сотрудником МВД, как разумной альтернативы уголовному преследованию. Серьезно наказанный рублем гражданин, прошедший через малоприятные юридические процедуры, сопутствующие следствию, принесение извинений и тому подобное, полагаю, будут иметь большее превенциальное значение, чем приговор к реальному, а тем более к условному лишению свободы. Однако ряд комментаторов из числа правоприменителей полагают описанное примирение запрещенным.

С этой точкой зрения согласиться нельзя.

Институт освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением обвиняемого с потерпевшим, описан ст. 76 УК[2] и рядом статей уголовно-процессуального кодекса РФ.

Диспозиция статьи 76 УК не указывает на зависимость ее применения от наличия каких-либо признаков субъекта преступления, объекта посягательства или иных обстоятельств, кроме тех, которые прямо в ней перечислены. Уже сама формула ст. 76 УК толкуемая так, как это принято доктриной российского уголовного права и процесса, позволяет сделать первоначальный вывод о неограниченном применении этой нормы к любым преступлениям небольшой или средней тяжести.

Важно отметить, что необходимым условием, определяющим добрую волю потерпевшего на применение в уголовном процессе статьи 76 УК и формальным закреплением этой воли, является ходатайство потерпевшего о прекращении уголовного дела (см. ст. 25 УПК[3]).

В названном ходатайстве потерпевший сообщает правоприменителю о примирении и заглаживании вреда[4]. Примирение констатируется после того, как потерпевший официально уведомляет правоприменителя (суд или следователя) о том, что он удовлетворен послепреступным поведением лица, совершившего преступление (например, признанием вины, принесением извинений, возмещением вреда и т.п.), и согласен с его освобождением от уголовной ответственности. Важно, что причиненный вред может быть заглажен любым приемлемым для потерпевшего образом, включая денежную компенсацию материального и морального вреда.

При наличии всех указанных в статье 76 УК оснований лицо может быть освобождено от уголовной ответственности. В этом случае уголовное дело, возбужденное против него, прекращается в стадии предварительного следствия либо судом до вынесения приговора. При этом следует иметь в виду, что освобождение от уголовной ответственности не является реабилитацией лица.

О ничем неограниченной возможности применения ст. 76 УК к любому преступления небольшой и средней тяжести говорят и все авторитетные комментаторы.

Так, например, Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. Председатель Верховного суда В.М. Лебедев (М., "Юрайт", 2007 г.) гласит: "Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим предусмотрено УК и по всем преступлениям, относящимся к категории небольшой или средней тяжести".

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации под ред. Зам.преда ВС В.И. Радченко, А.С. Михлина (СПБ, "Питер", 2007 г.) гласит: "Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим теперь может применяться к значительно более широкому кругу лиц - ко всем лицам, совершившим преступления небольшой или средней тяжести, т.е. умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, не превышает пяти лет лишения свободы либо закон предусматривает более мягкое наказание или если деяние совершено по неосторожности".

Инициатива примирения может исходить как от обвиняемого, так и от потерпевшего или иных лиц. Следственно-судебные органы не обязаны выступать с такой инициативой, но она может исходить и от них. Однако, полагаю, что правоприменительные органы обязаны в силу правил статей 27 и 47 УПК разъяснять в соответствующих случаях потерпевшему и обвиняемому их право на примирение и его условия, предусмотренные ст. 76 УК. Неразъяснение этих прав, влечет последствия обычные для подобного нарушения, считающегося в судебной практике серьезным.

Следует отметить, что освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением является правом, а не обязанностью правоприменителя. Однако в случае отказа в прекращении уголовного дела правоприменитель обязан мотивировать его причины, а такой отказ в состязательном процессе должен быть лишь исключением, а не правилом.



Вместе с тем, известна правовая позиция, включающая тезис о недопустимости применения ст. 76 УК к преступлениям гл. 32 УК "Преступления против порядка управления", в частности ч. 1 ст. 318 УК.

Подоплекой усматриваемого адептами этого, якобы имеющего место исключения из общего правила, является "фетишизация" государственной власти. Государство полагается институтом, обладающим свойствами, ставящими любые его интересы принципиально выше законных интересов гражданина. Интересы государства якобы требуют особой - повышенной защиты даже в уголовном процессе. Понятно, что такое неравенство противоречит действующей Конституции России, не согласуется с ее духом.

Согласно ст. 2 Конституции РФ именно защита гражданина является высшей ценностью, а только затем - государства[5]. Юристы, требующие исключения для ч.1 ст. 318 УК, находясь в плену этой "фетишизации", подменяют понятия. Дополнительной защиты требует не само государство, а гражданин, исполняющий функции этого государства - гражданин-милиционер. Именно для защиты его -милиционера интересов в УК включена ст. 318. А государство - Российская Федерация, не являясь юридическим лицом, вообще не способна стать лицом, "потерпевшим от преступления".

Примирение же в уголовно-правовом смысле описано в законе только между обвиняемым и потерпевшим.

Если мы исключим из рассматриваемых уголовно-правовых отношений государство, то становится очевидным, что далее неразумно искать в законе, защищающем потерпевшего-милиционера, ограничения его же собственных прав. Ведь запрещая ему примирение, мы сужаем права милиционера по сравнению с "рядовым" гражданином-потерпевшим. Правоприменители, запрещающие сопутствующее примирению прекращение уголовного преследования, фактически делают для обвиняемого бессмысленным как само примирение, так и заглаживание вреда, например, в денежной форме. Такая позиция правоприменителя прямо ущемляет интересы потерпевшего сотрудника милиции, безосновательно умаляет его гражданские права.

В несколько ином виде критикуемое выше доктринальное толкование рассматриваемого ограничения изложено в кассационном представлении гособвинителя в Ставропольский краевой суд по делу Кузьмина (цитируется по сообщению краевой прокуратуры для прессы, 2006 год): "Прокуратурой края принесено кассационное представление в судебную коллегию по уголовным делам Ставропольского краевого суда об отмене постановления Промышленного райсуда о прекращении уголовного дела в отношении Александра Кузьмина, обвиняемого по ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Суд, прекращая уголовное дело по ходатайству потерпевших, не принял во внимание, что своими действиями Кузьмин А. С. посягал не только на личности сотрудников ГИБДД ГУВД СК, как представителей власти, но и на нормальную деятельность правоохранительных органов по обеспечению общественной безопасности. Интересы правоохранительных органов и государства в целом представлял на процессе государственный обвинитель, который возражал против заявленных ходатайств потерпевших о прекращении уголовного дела за примирением сторон"[6].

В данном пресс-релизе мы также видим попытку выставить государство в качестве потерпевшего, с которым в лице гособвинителя подсудимый якобы не примирился. Представляется, что и тут имеет место серьезная ошибка.

Про государство "в целом" уже было сказано выше. В отличие от государства юридические лица и в частности лица, упомянутые в представлении - органы милиции, конечно же, могут быть признаны потерпевшими от преступления (естественно, не по рассматриваемой статье). Но для этого в уголовном деле должны находиться соответствующие постановления следователя и указываться не огульно - "правоохранительные органы", а конкретные "отделы", обладающие статусом юридических лиц. И ущерб, если он имел место, должен конкретизироваться и доказываться обычным образом.

Гособвинитель, полагаю, подменил понятия и указал на общий объект посягательства - общественные правоотношения (!): "нормальную деятельность ", ошибочно усмотрев в преступном посягательстве на общественные отношения в государстве аналогию с отношениями между преступником и потерпевшим. Как показано выше, такая аналогия не основана на законе.

Кроме того, особый статус милиционера, связанный с важностью защиты правоотношений в сфере борьбы с преступностью, уже учтен законодателем при формировании санкции за конкретное преступление - санкции принципиально более высокой, чем в похожих статьях иных глав, например, за "побои" (ст. 116 УК). Учтя особую важность защиты вышеназванных общественных отношений, законодатель, тем не менее, счел возможным квалифицировать рассматриваемой преступление, как преступление "средней тяжести".

Полагаю, в силу вышеизложенного суды повсеместно применяют статью 76 УК и ст. 25 УПК и прекращают дела по ч. 1 ст. 318 УК в предварительном слушании или на более поздних стадиях судебного процесса до вынесения приговора. Не обнаружено ни одной отмены решений судов 1 инстанции в вышестоящих инстанциях. Более того, Верховный суд ни разу не рассматривал подобного дела, что однозначно показывает на то, что суды не поддерживают трактовки подобной той, которая изложена в кассационном представлении Ставропольского прокурора.

Вместе с тем, в научной печати нередко раздаются призывы исключить ст. 318 УК из под действия ст. 76 УК, изменив ее диспозицию (например, автореферат диссертации на соискание д.ю.н. Моховой А.В). Уже сама дискуссия об изменении закона, подтверждает тот факт, что сегодня ст. 76 УК недопустимо толковать расширительно и произвольно ограничивать рамки ее применения.

Все вышеизложенное позволяет сделать однозначный вывод о допустимости освобождения от уголовной ответственности лица, обвиненного по ч. 1 ст. 318 УК, но примирившегося с потерпевшим, при условии соблюдения всех иных требований уголовного и уголовно-процессуального закона, причем не только в суде, но и решением следователя.

Тем не менее сами следователи зачастую продолжают "разъяснять" обвиняемым по ч. 1 ст. 318 УК РФ невозможность прекращения их уголовного преследования по вышеуказанному основанию.

В подтверждение справедливости сделанного в настоящей статье вывода привожу реестр известных мне из различных источников судебных решений и решений следствия последнего времени о примирении по ч. 1 ст. 318 УК между обвиняемым и сотрудниками милиции с прекращением уголовных дел по ст. 76 УК (перечень может быть значительно расширен):

28.11.2007 - В Василеостровском райсуде Санкт-Петербурга "за примирением" прекращено уголовное дело в отношении активистов ликвидированной НБП ("лимоновцев"), напавших на милиционеров, охранявших Законодательное собрание СПБ, прорвавшихся в внутрь и нанесших побои председателю Законодательного собрания В.Тюльпанову. Потерпевшие: Тюльпанов и 2 сотрудниками милиции.

19.07.2007 - Суд г. Пятигорска прекратил за примирением уголовное дело о нападении на милиционеров.

26.06.2007 - Суд Пушкинского района Ленинградской области прекратил за примирением уголовное дело в отношении Кузнецова. Гособвинитель поддержал ходатайство потерпевшего милиционера о примирении.

12.12.2006 - Октябрьский районный суд Уфы прекратил за примирением уголовное дело в отношении водителя напавшего на инспектора ДПС. Женщина в процессе нападения и побоев содрала с инспектора светоотражающий жилет и надела его на себя.

2006 год. Шенкуровский районный суд (г. Шенкурск Архангельской области) прекратил за примирением уголовное дело в отношении Одинцова и Глазычева, напавших на инспекторов ДПС.

Статистика Златоустовского городского суда Челябинской области за 9 месяцев 2007 г. По ч. 1 ст. 318 УК "за примирением" прекращено 3 уголовных дела.

Статистика УВД Ханты-Мансийска за 2005 год. Прекращено за примирением 4 дела по ч. 1 ст. 318 УК, все потерпевшие - милиционеры .

_________________
Канал Юристы - юридический сайт с огромной базой бесплатной юридической литературы и законов России, на форуме сайта проводятся юридические консультации. Lawcanal.ru
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Отправить e-mail  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  

 

Уважаемые пользователи! Через форму бесплатной юридической консультации, помощь в решении задач не осуществляется!

 

Пожалуйста задайте свой вопрос если вы нуждаетесь в юридической консультации.

cron



Русская поддержка phpBB3